А.Волобуев: “Работу предлагали и Суркис, и Ахметов — отказывался ради Стали”

Сейчас Анатолию Ивановичу 62. Война не заставила его покинуть Алчевск и родную Сталь, где он, оказывается, и сейчас работает спортивным директором. “Футболистов, правда, нет”, — говорит Волобуев. — “Только детская школа функционирует, но зарплату получаю”. На вопросы о том, хочется ли ему поработать на серьезном уровне, он отвечает утвердительно, но добавляет: “У нас здесь снаряды летают над головой, взрываются. В такой ситуации не могу бросить семью и уехать куда-то на работу”. На тему войны, впрочем, мы больше почти не разговаривали – только о футболе.

“Пожалуй, да – нынешний чемпионат – самый слабый за всю историю”

– Насколько внимательно следите за украинским футболом на данный момент?

– Стараюсь не пропускать ни матчей, ни аналитических программ.

– И в каком направлении движется сейчас наш футбол, если в общих чертах?

– Прямо скажем, он не прибавляет: качество ухудшается, теряем зрителей. Впрочем, это логично, когда в стране такая ситуация.

– Был ли этот самый уровень когда-либо ниже во времена Независимой Украины? Первые чемпионаты, например?

– Первые чемпионаты, если мне не изменяет память, собирали больше людей, для которых все это было новое, а потому и интересное. Все смотрелось живее. А сейчас же получилось, что чемпионат с каждым годом становился все сильнее, и в один момент все рухнуло. Пожалуй, да – нынешний чемпионат – самый слабый за всю историю. Объясняется все и обстановкой в стране, и, как следствие, оттоком легионеров, ведь в финансовом плане наши клубы уже не такие мощные. С другой стороны, я всегда считал, что легионеры должны быть на две головы сильнее наших футболистов. Поэтому, может, и надо немного очиститься. Сейчас вот пошел приток молодых игроков, а я не думаю, что в Украине мало талантов. Пример – киевское Динамо, где подтянулось много своих молодых воспитанников. Доверять надо – это самое главное. Будет игровая практика – будет и рост футболистов.

– Ваша фамилия ассоциируется со словом “тренер”, но сначала вы работали на должности спортивного директора Стали, а теперь долгое время вовсе без работы. Вы сами-то переживаете по этому поводу?

– Вы знаете, я, наверное, один из немногих тренеров Украины, который прошел путь с одним клубом от первенства города до Премьер-лиги. Причем, выходил в эту самую лигу трижды. Да, у меня были кратковременные отлучки. Не всегда по моей вине или желанию, но я оставался предан одной команде. И то, что случилось в 2013 году, когда Сталь не пустили в Премьер-лигу… Я не знал, как продолжать работать и как заходить в раздевалку к ребятам, которых так настраивали на Премьер-лигу. Помню, пока решался вопрос по нашему повышению в классе, пообещал журналисту одного из каналов: “Если Сталь не пустят в Премьер-лигу – уйду”. Не хочу сказать, что ушел потому лишь, что дал обещание журналисту, но, наверное, так нужно было поступить на тот момент, и я так поступил. А дальше случилась военная обстановка на Донбассе, и команда в итоге снялась с чемпионата. Сейчас, конечно, хочется поработать, но, знаете, работу найти не так уж и легко. Раньше я получал различные предложения, но отказывался уезжать из родного города. А сейчас смотрю: если человек за 10 лет поменял 10 клубов – это тренер. Если всю жизнь проработал в одном клубе – не тренер. Так модно стало. Годы идут, и я понимаю, что каждые сезон без работы – это всегда плохо для тренера.

– Нынешняя первая лига подошла бы вам для работы?

– Если в первой лиге, то хотелось бы поработать в команде, которая ставит задачи выхода в элиту.

– Последнее предложение, которые вы получали от клубов?

– В период после Стали конкретных предложений не было, только разговоры. А раньше было пару конкретных предложений от клубов Премьер-, первой лиги, в одно время была возможность уехать в Казахстан. Но как-то всегда отказывался.

– Мне кажется, с помощью агентов, вам было бы несложно устроиться по крайней мере в Первой лиге или в ближайшем зарубежье.

– Вы знаете, во-первых, у меня нет агента и никогда его не было. А, во-вторых, признаюсь, я все это время сидел и ждал у моря погоды. Наверное, даже так. Теперь, возможно, придется обращаться за помощью к агентам.

– Иногда смотришь, каких тренеров агентам удается шикарно пристраивать, и удивляешься.

– (Смеется). И вы, и я понимаем, почему так происходит.

– За годы работы агенты были вам друзьями или преимущественно недругами?

– Я как-то стараюсь со всеми поддерживать хорошие отношения. С агентами приходилось работать, ведь нужно было как-то комплектовать команду. Если же учитывать, что на новичков в Стали выделялись совсем небольшие деньги, и мы брали игроков почти всегда бесплатно либо за копейки, то особых проблем с агентами возникнуть и не могло. Посредников, которых я заносил в черную книгу и отказывался работать, не было.

“Коньков во главе ФФУ? До сих пор не хочу разговаривать на эту тему”

– Алчевскому футболу вы отдали большую часть карьеры игрока и практически всю жизнь тренера, и того – получается больше 30 лет работы в одном клубе. Что сейчас с футболом в этом городе?

– Клуб функционирует, мы так же продолжаем работать. Я здесь – спортивный директор, тренер тоже на месте. В принципе, клуб работает, его не расформировали, нас – не увольняли. Единственное – нет футболистов. А так – детская школа функционирует, рабочие по полю на месте, водители. В общем, все, кто работали в клубе раньше, продолжают делать это и сейчас.

– А что с финансированием?

– Как и раньше, спонсором является металлургический комбинат. Зарплаты мы получаем. Не те, что раньше, но и за это спасибо.

– И какие перспективы у клуба?

– Наверное, нужно надеяться, что когда-нибудь все наладится и команда будет существовать на профессиональном уровне.

– Когда-то вы в интервью сказали, что все, о чем мечтаете – поработать в клубе без финансовых проблем, в спокойствии, ведь в Стали все было сложнее. Сейчас во многих клубах футболисты играют без денег. Работа тренера в таких условиях – подвиг?

– Нет. Просто так тяжелее морально. Тем более, всю сложность ситуации в клубах понять и принять тренерам не так уж и сложно, ведь ситуация в стране диктует свои условия. У Стали, например, еще до войны денег особо не было на протяжении нескольких лет, бюджет был очень скромный. Просто коллектив такой собирался – единомышленников.

– Правда ли, что вас в свое время приглашали на работу и Суркисы, и Ахметов?

– Ну, было дело. В конце девяностых, когда еще в Динамо работал Валерий Лобановский, был разговор с Григорием Михайловичем о сотрудничестве и дальнейшей работе в Динамо. Поначалу предполагалось, что Сталь будет обкатывать молодых динамовцев, то есть, станет таким себе фарм-клубом. При этом мне предлагали поучиться в лаборатории Зеленцова с дальнейшей перспективой трудоустройства в Динамо. Я отказался. Не знаю, то ли был так предан Алчевску, то ли просто… недальновидный, скажем так.

– А Ринат Ахметов?

– С Леонидовичем тоже был разговор. Шахтер тогда под руководством Яремченко в Кубке УЕФА попал Цюриху – 0:4. И вот тогда состоялся разговор с Ахметовым. Он предложил работать вторым тренером, но с условием, что Яремченко, которому я должен был позвонить, будет не против. Ну, позвонил, Валерий Иванович сказал: “Я обеими рукам “за”!”. Сразу же я не поехал, сказал, что у меня матч против Полесья. Мы тогда 5:0 выиграли. Потом за два дня все было переиграно, и в итоге я остался в Алчевске. Мне тогда говорили, что Яремченко на самом деле был против моего прихода, но не знаю, правда это или нет. Это у него нужно узнавать. Я не спрашивал до сих пор.

– Многие журналисты пытались вас расспросить о Конькове, когда он только стал президентом ФФУ. Вы ни одного интервью на эту тему не дали. Почему?

– Та я до сих пор не хочу разговаривать на эту тему. Дай Бог ему здоровья, да и все.

“Чудак прыгнул с двух ног нашему игроку в кадык, и его не удалили… Бесполезно что-то доказывать итальянцам, бес-по-лез-но”

– В конце своей работы тренером Стали вы выбежали на поле и, как тогда подумали очевидцы, попытаетесь побить господина Кутакова. А ранее вы неоднократно говорили о том, что судьи убивали вашу команду (что Сталь, что Зарю). Отношение к людям в черном у вас неоднозначное…

– Ну, есть тренеры, которые во время матча со скамейки не подымаются, а я другой. Дело же вот как было: мы уже обеспечили выход в Премьер-лигу, а Буковина приехала в Алчевск с целью занять третье место, для чего ей нужно было обязательно выиграть у нас. Ну, и судья приехал с соответствующим заданием. В итоге, в наши ворота был поставлен пенальти, которого не было и близко. У меня не выдержали нервы – вот и побежал. Ну, пробежал немножко, и остыл. Уверен, физически не дотронулся бы к арбитру. Кстати, у меня сохранились фотографии, как мои ребята выводили меня тогда с поля.

Был еще случай: играли мы где-то, Сталь откровенно убил судья, и я после матча сказал все, что о нем думаю. В итоге, меня оштрафовали на 25 тысяч гривен и дисквалифицировали на два матча. “Живи и учись”, — сказали. При этом, если тренеры Премьер-лиги выбегали за пределы технической зоны или высказывались в адрес арбитра, их на то время штрафовали на 7-8 тысяч гривен. У меня же были особые привилегии… Кстати, в матче с Буковиной мы тогда сравняли счет, несмотря на то, что всем, кроме Стали, нужна была победа Буковины. Той ничьей я горжусь до сих пор. Ребята тогда доказали Кутакову, что он зря все это затеял.

– У вас были возможности пообщаться с Пьерлуиджи Коллиной или Лучано Лучи?

– Общался на собрании ПФЛ с Лучано Лучи. Ну, там особо не пообщаешься – ты всегда в итоге неправ, а итальянцы – правы. Даже когда они на белое говорили черное и наоборот. Простой пример: на моей странице в Фейсбуке есть матч против Севастополя в Крыму. Я сохранил и выставил себе его на страницу с мыслью, что, возможно, когда-нибудь, итальянцы посмотрят этот матч. Мы там попали 0:2, когда Севастополь Кононова был на первом месте, а мы – на втором, при чем, бюджет у нас был в пять раз меньше. Реально – нужно на всех судейских курсах показывать, как арбитр относится к одной и ко второй команде. Судья Пасхал (дебютировал в Премьер-лиге в прошлом сезоне, в нынешнем чемпионате отработал на пяти матчах. – Ан.В.) нас просто уничтожил. Никто даже ту игру в итоге не смотрел. А я очень советую глянуть, за что нам давали желтые карточки, штрафные в нашу сторону, пенальти, как чудак прыгнул с двух ног нашему игроку в кадык, и его не удалили… Бесполезно что-то доказывать, бес-по-лез-но. Не знаю, то ли такое неуважительное отношение ко всем нам, то ли они в Италии лучше разбираются в футболе.

– Что бы вы сказали в глаза Коллине в первую очередь, будь у вас минута времени и отсутствие свидетелей разговора?

– Да что ему не говори – думаю, он остался бы при своем мнении. Тренеров первой лиги они не уважали особенно.

– Как вам сейчас уровень судейства в Премьер-лиге?

– Судьи у нас могут судить однозначно. Это не отнимешь. Но когда надо. А не хотят они часто.

– Бывало ли в последние года два, что вы включаете телевизор, смотрите матч Премьер-лиги и заканчиваете просмотр с абсолютно уверенным выводом, что только что вы посмотрели договорной матч или матч на контору?

– Ой, даже не знаю, что сказать. Точнее, знаю, но, если начну говорить – коллеги обидятся.

– Бывало ли, что вы, будучи тренером, ловили своих игроков на нечестном отношении к футболу?

– Я вообще привык ребятам верить. Но был один матч в Алчевске, когда мы проиграли 2:3 Крымтеплице. Совершенно непонятная игра, которую я до сих пор анализирую, пытаясь понять, что это было. У меня были подозрения, но они прошли за пару-тройку лет. Но когда я дал распоряжение проверить, были ли ставки на эту игру, оказалось, что были как раз только лишь на этот матч. Начал сомневаться по новой.

– Эта болезнь поразила украинский футбол только сейчас, или на самом деле договорняки и игры на конторы – давняя болезнь, о которой раньше просто молчали, так как это было не так явно?

– Я думаю, что это – современное веяние 3-5 последних лет. Раньше, как тренер, я никогда и подумать не мог, что то, что происходит сейчас, возможно в принципе. Страшно, когда видишь, как на контору играют 19- или 21-летние ребята.

– На какие команды в лиге вы сейчас смотрите с огромным интересом?

– Уже второй год очень нравится Заря. Это в первую очередь.

– Ваши планы на будущее связаны с футболом?

– Я сейчас вплотную буду заниматься вопросом трудоустройства. Но, знаете, когда такая напряженная обстановка: снаряды летают, все вокруг свистит и гудит, взрывается, неправильно будет бросить семью и уехать на работу. Желание и силы поработать у меня есть, но посмотрим, как все сложится. Если серьезно подойду к вопросу поиска, думаю, что-то все же найду.

Анатолий Волков, Football.ua